Драгоценные моралисты из бывшей дружественной страны, упрекающие меня в том, что я радуюсь очередной смерти очередного вашего соотечественника… Вы всерьез думаете, что мы остались теми же, какими вы нас помните? Боюсь, что я вас разочарую.

Четыре года назад мы вышли на улицу в столице своей страны — за справедливость и право выбора. Вы удивились. Первые месяцы у меня еще были силы вести с вами дискуссии о происходящем. Мне казалось, что это так просто и понятно. Мы ведь говорим на одном языке. Мы выросли на одних книгах. Не может быть, что б вы меня не услышали. Что может быть естественнее, чем желание жить свободным человеком в свободной стране.

Когда посреди мирного города в самом центре Европы начали убивать людей — вы рассказывали мне, что меня используют и что мы — пушечное мясо. Даже на этом этапе я все еще пыталась что-то донести и рассказать. Почему я, беременная четвертым ребенком, дышу газом и таскаю дрова. Почему ровесники моих родителей стоят на баррикадах, прикрываясь деревянными самодельными щитами. Почему молодые люди с двумя высшими образованиями разливают по бутылкам коктейли Молотова и палят шины в центре города. Почему люди идут под пули с палками и в строительных касках.

Когда мы хоронили близких, вы дали приют тому, кто нес ответственность за их смерти. И еще до того, как выросла трава на свежих могилах, прислали в Крым зеленых человечков. Моя младшая дочка никогда не видела Крым. Зато ее младенчество прошло в машине, переполненной продуктами и одеждой для крымчан, бежавших с полуострова. В ее жизни не было колыбельных. Была «Плине кача».

Когда вы кричали про страшную киевскую хунту, на моей даче жили люди с Востока, спасавшиеся от вас, которых там не было. И мои друзья, надев разномастную форму, а если очень повезет — волонтерский броник, уходили туда, где вас нет. И с каждым. С каждым. Я прощалась навсегда. И умирала я тоже с каждым из них. Многократно. Пока смерть не стала обыденностью.

Моя душа выжжена, как пустыня. В ней не осталось места для псевдохристианского всепрощения. Не ждите его. Смерти тех, кто восхваляет «русский мир» приносят мне глубокое удовлетворение. Потому что в Гаагу при их жизни я не верю. А больше им жить незачем.

Леся Литвинова


ТСН вражає (прямо у мозок)

Я вам скажу — Мари-Одиль, например, включив украинский телевизор или послушав объявление тетки в метро «Перебуваючи на ескалаторі», первое время пугалась и спрашивала меня, что случилось: может быть, началась война или на нас напали Кракены. А потом привыкла.

Я несколько лет смотрел выпуски новостей только в Париже, а наши не видел уже очень давно. Но вот вчера случайно попал (и даже пощелкал по каналам, чтобы убедиться) — и страшное открытие поразило мой пытливый, но неокрепший мозг.

Если вам интересно, я расскажу вам, как устроены французские новости.

Вначале, широко улыбаясь, очаровательная ведущая расскажет о главных событиях дня (3 минуты), причем, даже о терактах в Париже будет говорить как о чем-то неприятном, но далеком — и оттого досадном, но не смертельном.
Потом пойдет местная специфика. Репортаж о том, как в небольшом селе организовали конюшню и устраивают прогулки для туристов на лошадях (10 минут).
Репортаж из улиточной фермы, где выводят особо кисловатых улиток (10 минут) плюс комментарий знаменитого повара о распространенных ошибках в их приготовлении (5 минут, с подробным показом и рецептом особого соуса).
Информация о далеком монастыре, где монахи решили восстановить средневековые витражи (8 минут) с репортажем о туристических красотах окрестных сел (7 минут).
Международные новости (подаются с улыбкой, как будто речь идет о планете обезьян, 2 минуты).
Большой проблемный репортаж: не унижает ли мужское достоинство рисунок в мелкий цветочек на накидках в больницах (20 минут, психологи, пациенты, врачи).
Новости о новой коллекции какого-нибудь кутюрье (12 минут), с привлечением звезд и манекенщиц.
Рассказ о новой программе «Мулен-Руж» с короткими милыми историями танцовщиц — сенегалки, китаянки и украинки (10 минут)
История традиционного блюда какой-нибудь области — с рецептами и советами шеф-поваров (7 минут) и советами, чтó посетить в этих краях.
Погода (5 минут).
Весь выпуск не покидает ощущение, что смотришь еще одну серию «Амели».

Читать дальше


Продолжаем прививки от зрады

Наконец-то дошли руки провести сравнительный анализ. Думаю, не у одного меня возникают подозрения о случаях так называемого вранья, когда очередной рыг заводит песню о «колоссальном росте преступности«, «провале реформ» и «селфи-полиции». И действительно. Судите сами: правая таблица — благословенный 2013й год, доллар по восемь и Таможенный Союз, левая таблица — 2016й год, война, злочынна влада и нэстэрпни тарифы. Данные Генпрокуратуры.

Количество преступлений, совершенных в 2013м году — 563,560. В сытом 2013-м, без упавшей экономики, без полутора миллионов беженцев, без войны, диверсантов Путина и кучи нелегального оружия на руках.

2016й год: 592,604 преступлений. Со всеми вышеперечисленными проблемами общий «колоссальный» рост составил около 5% — в основном за счет преступлений против собственности (кража, грабеж, разбой), тут рост порядка 20%, что есть то есть.

Петр Сергеевич


Вечори на хуторі близ Авдіївки

— Що це у вас за херня на озерах відбувається?
— А шо за херня у нас на озерах відбувається? Війна у нас на озерах відбуваєцця, комбат. Зауваж: третій рік.
— По кому півдня звіздячите?
— Та, заблукали в снігових кучугурах два десятки плоскостопих непонятної масті.
— Всього-то? І такий шум на півдня вчинили? ОБСЄ слухавку обриває.
— Ну, звиняйте. Я такі номера не пропускаю.
— І чого приходили?
— Хотіли прикурити.
— Дали?
— А як же. П’ятьох поклали в полі. Шостого — догнали в посадці. Решту, по ходу, вигреблися, покоцані, але фіг ми більше тут побачимо їх.
— Твої втрати?
— Абіжаєш, командир.
— Роби так і надалі. Прикрию.
— Служу народу України.
— Амінь.

Borys Humenyuk


Как связаны убийства Немцова, Шеремета и отравление Кара-Мурзы

Шеремет был другом российского оппозиционера Бориса Немцова, помогал ему в написании книги «Исповедь бунтаря». Книга была напечатана в типографии Ярославля, РФ по заказу издательства «Партизан», владельцем которого являлся Шеремет. После убийства Немцова его соратники собирали деньги на издание его книги «Путин. Война» по событиям на Донбассе. Печать тоже планировалась в издательстве «Партизан». За три дня до убийства Шеремета, 17 июля, в Киев приезжал соратник Немцова по движению Солидарность Владимир Кара-Мурза младший. По словам свидетелей, Кара-Мурза обратился к Шеремету за помощью в создании фильма к годовщине убийства Немцова, и журналист намеревался передать материалы для фильма и участвовать в его создании. Несколько дней назад, после презентации этого фильма, Кара-Мурза был срочно госпитализирован и находится в критическом состоянии в больнице. По информации медиков, речь идет об остром отравлении неустановленным веществом.

из интервью Авакова