Просто сделай это

Оригинальный эскиз первой эмблемы Nike, 1971 год

В 1971 году компания «Blue Ribbon Sports», торговавшая в США японской спортивной обувью «Onitsuka Tiger» (будущей «Asics»), решила сама заняться ее производством.

Для начала Фил Найт (один из отцов–основателей) нанял студентку графического факультета Каролин Дэвидсон: «Я буду платить тебе 2 доллара за час работы. Первое, что нужно сделать — нарисовать логотип для нового бренда. Имени у него еще нет, но я бы хотел видеть то, что пробуждает ощущение движения.»

Дэвидсон, как и многие студенты, нуждавшаяся в заработке, согласилась: «Я сидела в мастерской и работала над логотипом. Брала салфетку, рисовала одно изображение, накладывала его на другое, а после выбрасывала. В один из моментов я перечеркнула неудачный вариант, и… » Так появился «свуш» (swoosh).

Потратив на его создание 17,5 часов, Дэвидсон получила согласованный гонорар 35 долларов. Несмотря на то, что логотип не очень понравился Найту, он был принят руководством компании, которое также выбрало новое название «Nike» (отклонив предложенный Найтом вариант «Dimension 6»).

Через 12 лет компания подарит дизайнеру золотое с бриллиантом кольцо в форме логотипа и 500 акций (на сегодняшний день их стоимость превышает 1 миллион долларов), а вскоре за раскрутку брэнда возьмется не только восходящая звезда баскетбола Майкл Джордан, но и киноэкранные герои — Марти Макфлай, Бэтмен, и, конечно же, Форрест Гамп, но это уже совсем другая история…


Что произошло в Киргизии за одну эту ночь

— После подведения итогов парламентских выборов выяснилось, что большинство мест займут представители двух провластных партий.
— 11 оппозиционных партий объявили свое несогласие с итогами выборов и поддержали уличный протест.
— В Бишкеке днем 5 октября начался мирный митинг, который к ночи перерос в столкновения с силовиками.
— Сотрудники милиции использовали светошумовые гранаты, газ и резиновые пули. Протестующие — камни и «коктейли Молотова».
— Протестующие перевернули и сожгли патрульную машину, угнали пожарный автомобиль и использовали его в качестве водомета против силовиков.
— Используя ту же пожарную машину, протестующие протаранили ворота администрации президента (Белого Дома) и в течение часа заняли здание.
— Протестующие протаранили ворота Госкомитета национальной безопасности и освободили экс-президента Атамбаева из-под стражи в СИЗО
— На фоне протестов, победившая на выборах пропрезидентская партия «Биримдик» заявила, что согласна на повторное голосование.
— Минздрав заявляет, что после столкновений госпитализированы 130 человек.

На фото: протестующие в здании администрации президента Киргизии.


Парковый цивилизационный разлом

Тема со студентами, протестующими против охраны парков в Харькове восхитительна со всех сторон. Это просто не случай, а притча о цивилизационном разломе.

Казалось бы, повод ничтожный, чисто бытовой. Люди ходят по газонам в парке, сотрудникам парка это не нравится. Но именно из-за верности советским традициям, из-за удолбищной ментальности слуг, возомнивших себя хозяевами, ситуация дошла до абсурда, накал — до гражданского конфликта, а масштаб — до микроМайдана.

Есть два стула, простите, мира.

С одной стороны — жлобский совок, олицетворяемый Гепой. Совок понимает благоустройство, как «чтобы было чисто, побелено и подстрижено». Чисто должно быть для виду, но не для людей. Люди в этой конструкции не предусмотрены. «У Темной Стороны всегда есть печеньки, но есть их категорически воспрещается». У Гепы есть красивый парк, но если вы присядете на траву, или если дама зайдет в мужской туалет — охрана отобьет вам почки. Просто потому, чтобы знали, что это не ваше. Просто потому, чтобы знали свое место, щеглы.

С другой стороны — молодые люди, которым сама эта концепция настолько чужда, что они теперь будут выходить и ложиться на траву просто потому что ПОШЕЛ ТЫ В ЖОПУ, КРЫСА. Примерно так я в школьные годы ходил с длинными волосами — во многом именно потому, что всякие жлобы требовали подстричься, а прогибаться под жлоба не хотелось. Вот и им просто не хочется прогибаться под жлоба — поэтому они выходят и ложатся на газон. А жлоб поливает их из шлангов, потому что протестовать запрещено, возмущаться не положено.

Казалось бы, бытовуха, а на деле сражение Востока и Запада, прошлого и будущего. Людей, у которых «все запрещено, а если чо не так — по почкам нна!», и людей, у которых «какать себе запрети, поц». Тех, у кого парк для гордости, и тех, у кого парк для людей. Тех, кто хочет загнать всех под шконку, и тех, кто готов идти на конфликт с гопотой просто для того, чтобы гопота нафиг сходила.

Не получается не залюбоваться.

Victor Tregubov