В Украине вынесли первый штраф за травлю учителя

Примерно месяц назад в Украине вынесли первое постановление о штрафе по делу о буллинге. Тогда суд Борисполя оштрафовал родителей виновной несовершеннолетней за ее противоправные действия в отношении сверстницы. На днях стало известно об очередном выписанном штрафе за буллинг, соответствующее решение вынес Нетешинский городской суд. Это дело примечательно тем, что это первый известный случай, когда пострадавшим выступил не ученик, а учитель.

«Булером оказался старшеклассник одной из местных школ, а пострадавшим — его учитель. Буллинг проявлялся в систематических оскорблениях и психологическому давлению со стороны ученика», — говорится в сообщении пресс-службы полиции Хмельницкой области.

Подростка признали виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 173-4 (буллинг (травля) участника образовательного процесса) Кодекса Украины об административных правонарушениях. Суд обязал мать несовершеннолетнего оплатить штраф в размере 850 гривен.

Таким образом, сейчас можно констатировать, что новый закон о противодействии буллингу в учебных заведениях работает в обе стороны — он в равной степени защищает учащихся и учителей.

Источник


Вечереет

Антуан Вирц, «Две девушки, или Прекрасная Розина», 1847

Бельгиец Антуан Вирц то и дело писал гильотинированные головы, погребенных заживо и тому подобную жуть. Сам при этом был гуманистом и выступал против смертной казни.


Про запчасти, мнение бойцов

Август 2014-ого. Гремит граница, сбивают наши самолеты. Я на ШирЛане готовлюсь со своей батареей с БТГр к выезду ТУДА. Утро, комдив ставит мне, как он считает, что Я как КВУ на хрен на той войне не нужен задачу:
— Убыть на ЗИЛе под Киев для получения ШЛЕМОФОНОВ на БТГр

Все как в бизнесе: получаю доверенность на товар, расписываюсь. В придачу ЗИЛ с водилой. Водила нормальный, ЗИЛ гавно. Тащимся до ППД в Гвардейское, а это 80 км, Десять часов. Понимаю, что до Киева и обратно таким темпом — война уже закончится. Прибыв в часть, договариваюсь и сдаю дежурному по части Леху, а сам вызываю брата с работы на микроавтобусе. Летим в Киев.
Склад. Охереть какая территория. Режим. Пропуск. Задача получить 200 шлемофонов и какие-то три херни-блока на танк.
Я все получил. Довез.

Но что больше меня всего убило, что пока там накладные-шмакладные оформляли, я бродил по этим огромным складам и смотрел и окуевал:
На каждом стелаже КУЧКА, имено КУЧКА, запчастей и бирка, когда последний раз эти запчасти обновлялись.
Я обошел тогда до хера и офигел. Последняя поставка запчастей, которую я увидел — 1993 год.

ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НИКТО НИЧЕГО НЕ ПОПОЛНЯЛ.

В ноябре 2014-ого когда механы лили мне сопли и слезы, а механы у мня были РУКИ ИЗ ПЛЕЧЬ, а не из жопы: » Фильтра нужны и патрубки», я вспоминал тот склад под Киевом, на котором ни куя не было.
И я сливал соляру знакомому там фермеру, чтоб на вырученные деньги в Угледаре на «Сельхозтехнике» с мехами купить фильтра, патрубки и всякцю другую хрень, что подходила к нашим движкам Движки ж те всякие Ярославские заводы изготовители.

Кто я теперь? Да и мои ребята? Я не знаю. Запутался.

Тех малолеток, что на схемах поставок запчпстей нагрели, посадить надо. Это уже другая может быть история.

И, кстати, как зашли в район огневых позиций в сентябре 2014-ого, на той же технике в сентябре 2015-ого года обратно и вернулись. Спасибо Толику-сынку, Сереге-Марковичу, Сережке Подаревскому, ДЛИННОМУ, Вадику Кочкину, Василию и Серому «десантникам», покойному Иван Иванычу. Всем нашим механникам и водителям. Все в мазуте и в масле, а мы интеллигенция артиллерийская рядом с вами, с блокнотиком, калькулятором и линейкой.

Константин Слободниченко


Джекпот

— Посвідчення! — говорю я и проталкиваюсь «не затримуйтесь у дверей, проходьте далі у салон».
— Удостоверение! — слышу я сзади, и невысокий плотный мужик, одетый точь-в-точь как я, начинает пропихиваться за мной.
— Предъявляем! — кричит маршрутчик, подождав, пока мы все таки найдем свое место в набитом нутре, полном шуршащих курток, поцарапанной пластмассы и желтых поручней.

Мы с мужиком переглядываемся. Взгляд его сонный и отстраненный, он чуть ниже меня и чуть шире в плечах, черная куртка, синие джинсы, выбрит и даже наодеколонен — обычный человек на утреннем маршруте, нас таких десятки тысяч набиваются в попытке не опоздать.
— На выходе покажу, — вежливо говорю я, — На Туполева.
— Показуем или выходим! — слышится из-за спин. Спины молчат, спины едут на работу, — Или стою, пока не покажешь!

И маршрутка реально начинает останавливаться где-то на Щусева, распихивая легковушки. Сзади сигналят, людей качает в салоне, пожилой дядька с палкой с переднего сиденья ворчит «Да едь ты вже, покажут они тебе свои ксивы!»

Читать дальше


Зайцева и Дронов получили по 10 лет

Оба фигуранта дела о кровавом ДТП на Сумской в Харькове признаны виновными и получили максимальное наказание: 10 лет тюрьмы с лишением права управления транспортными средствами на три года.

При этом суд определил, что признаки опьянения у Зайцевой, вызванного наркотическими или одурманивающими средствами, на основании данных по делу не подтверждены. Также смягчающими обстоятельствами по Зайцевой судья назвал искреннее раскаяние, которое выразилось в возмещении ущерба нескольким пострадавшим.

В то же время непризнание вины Дроновым суд посчитал попыткой уйти от ответственности.

У адвокатов есть 30 дней на подачу апелляции.


Untitled

В продовження теми квантового Шевченка.

#спижжено
Вчора у розмові зі студентами курсу Тетяни Трофименко я зрозумів, чому Тарас Шевченко у його класичному образі є для української культури вкрай шкідливим. У тезах це виглядає так:

1. Шевченко, на відміну від Гоголя, який був колезьким реєстратором, не належав до російського дворянства. Від самого початку він був рабом, а потім — кримінальним злочинцем. У нього не було жодних перспектив доєднатися до імперського проекту, тому він міг дозволити собі значно більше, ніж російський чиновник Гоголь, який натомість мав значно більше можливостей аби доєднатися до європейської культури — тобто постійно їздити в Європу і спілкуватися там із сучасними діячами культури, просувати свої ідеї та книжки.

2. Становище раба та кримінального злочинця викликало у Шевченка постійне відчуття несправедливості і, як наслідок, — ресентимент, прагнення до поновлення справедливості за будь-яку ціну. Під впливом ресентименту людина здатна на неадекватні дії. Найкращий приклад цього — Путін.

3. В Російській імперії вважалося дурним тоном виглядати уособленням провінційного типажа, наприклад, типового українця. Але Шевченко під впливом ресентименту протестував проти цього і саме й намагався виглядати як типовий українець. Але це був типовий українець ХІХ сторіччя в уявленні Тараса Шевченка. Ми не знаємо, чи було це уявлення адекватним, чи лише його суб’єктивним.

4. На жаль, протест Шевечнка був невдалим: в Москві сподобався образ провінційного вусатого українця в шапці, який весь час стогне і плаче, а у вільний від цього час їсть галушки із борщем. Саме тому цей образ і почав продукуватися так масово.

5. Такий образ Шевченка є зручним для внутрішнього вжитку на теренах Русского мира. За його межами він не викликає ніякої реакції. Згадаємо Гарольда Блума, який з усієї умовно «слов’янської» літератури додав у свій «Західний канон» тільки одного Льва Толстого.

6. Для того, щоб українська література нарешті почала викликати хоч якесь зацікавлення на заході, ми маємо відмовитися від її образу, створеного у ХІХ сторіччі під впливом ресентименту Тараса Шевченка. Поновлювати справедливість треба, але таким чином, щоб не вийшло ще й собі на шкоду.

7. Єдиний шлях зробити українську культуру сучасною і конкурентною на світовому рівні — вивчити уважно, що ж таке сучасна і конкурентна культура, і спробувати хоча би відтворювати те, що вона напрацювала на сьогоднішній день. А ще краще — йти значно далі.

8. Той, хто протистоїть цьому руху вперед, і штовхає його навіть назад — до образу ресентименту зразка ХІХ сторіччя, є справжнім ворогом української культури.

9. Сучасний митець має весь час пам’ятати, що сьогодні 2019 рік, а те, що було в минулому, використовувати лише як матеріал для переосмислення. Образи минулого мають піддаватися якнайбезжальнішій критиці та деконструкції. Тільки так вони можуть мати користь і бути актуальними для сьогодення.

взято у Олександра Сергієнко