По-прежнему актуальный вопрос

Примечание редакции. Публикуем перевод колонки в Atlantic Council профессора политологии Ратгерского университета в Ньюарке (США) Александра Мотыля, специализирующегося по вопросам Украины, России и бывшего СССР. Он размышляет о противоречащем законам логики поведении Путина, сравнивая его с Гитлером.

Владимир Путин, должно быть, бьётся об стол головой. Четыре года тому назад он мог вторгнуться в Украину и занять большую её часть за пару недель. Однако уверовав, что украинцы – «искусственная» нация, возглавляемая «фашистами», он решил, что вторжение неоправданно, ведь страна и сама развалится. Теперь украинцы день за днём выражают желание навсегда выбраться из российской зоны влияния. Предотвратить это может разве что вторжение, но это огромный риск, который может привести к распаду самой России.

Что же делать Путину? Он зажат между молотом и наковальней. Несмотря на то, что война – большая или малая – сейчас не в интересах России, её лидеру приходится хвататься за соломинки, удерживая снижающуюся легитимность. Как все слабеющие и теряющие популярность диктаторы, Путин, должно быть, чувствует, что война с Украиной может отвлечь россиян и спасти его режим.

Но воевать с Украиной будет непросто.

Читать дальше


Шануймося… и давим!

На вчерашнем брифинге представителя Госдепа США официально призвали Россию освободить украинских моряков, захваченных вблизи Керченского пролива. Вернуть без всяких условий и обменов, иначе их ждут «последствия и боль».

«Я хочу, чтобы россияне восприняли послание о том, что они должны освободить экипажи, иначе будут последствия, и боль будет только нарастать со временем. До тех пор, пока экипажи будут удерживаться, мы будем повышать цену, которую придется заплатить» (конец цитаты)

Сразу захотелось добавить «боль, много боли!», а потом долго смотреть на какое-нибудь полотно Босха, чтобы визуализировать свои фантазии. Например, «Семь смертных грехов и четыре последние вещи».

Однако вернемся из фантазий в реальный мир. А реальность такова, что ставки повысились. Снова. И несмотря на то, что весь цивилизованный мир требует у плешивого плюгавца вернуть моряков и корабли, залупенфюрер срать хотел на все дип консерны вместе взятые и будет выжимать из ситуации максимум. Он давно уже понял, что давить на нас можно только пленными. Не газовым вентилем, не угрозой полномасштабного вторжения, не попытками устроить заварушки в тылу. Только живые люди в мордорском плену могут оказать воздействие на этих упрямых украинцев.

Потому что мы своих не бросаем. Никогда и нигде. Это вшито у нас в матрицу. Поэтому мы будем давить на Запад, Запад, в свою очередь, будет делать больно санкциями, а плюгавец будет торговаться, кривляться и наебывать весь мир.

Читать дальше


Хотят ли русские войны?..

«Эх, лет через двадцать после ХОРОШЕЙ ВОЙНЫ, выйти да взглянуть на Советский Союз — республик этак из тридцати-сорока».

Вырезанный эпизод из фильма «Великий гражданин» (1937 год), в котором главный герой Шахов (прототип — Киров) произносит речь на совещании «ударников труда».


ссылка на ютуб

На 1 января 1937 года в составе СССР было 11 республик. Если он предлагает «расшириться» до 30-40 республик, то это значит, что речь идет о глобальной войне, после которой от 19 до 29 независимых государств должны были потерять свою независимость и быть поглощены совком.

Представляете какая это должна была быть война? Только Мировая. ХОРОШАЯ, по мнению идеологов СССР.

«Хорошая» война пришла через 4 года. Её жертвы — около 42 млн советских граждан.
19 млн — военнослужащие и 23 млн — гражданские.

Ничего не изменилось за 80 лет. Вылезающий из гроба совок мечтает повторить.