Х.й буде атом робітником, а не солдатом

Перед поездкой в Зону отчуждения в прошлом году выискал дивную историю (за правдивость не ручаюсь, но фото есть).

Итак, 1986 год, город Припять, построенный для работников Чернобыльской АЭС. На одной из девятиэтажек Припяти сверху при постройке установили громадную надпись с фразой «Хай буде атом робітником, а не солдатом». Ну установили и установили, чёрт бы с этой советской эстетикой. Мало ли что где устанавливали в те годы.

Но тут конец апреля, авария на ЧАЭС, радиация, смерть и тотальный пиздец. В домах самый высокий уровень заражения на верхних этажах и особенно на крышах. На крышах желательно обходить любые металлические конструкции (это нам так на инструктаже в Зоне отчуждения рассказывали). То есть крыша плюс металл плюс радиация дают в сумме пиздец.

Но это не остановило неизвестных ликвидаторов (а кроме них, в Припяти к 1987 году почти никого не сталось), которые в этот пиздец окунулись ради чувства юмора. Некие люди залезли на крышу той самой девятиэтажки и отломали металлическую букву «А» в слове «Хай», чтобы получилось гениальная в своей загадочности и сюрреализме фраза:

Вот как хочешь, так и читай. Хочешь через «А», хочешь через «У» (второе, конечно, ближе к правде — доказано аварией). Хочешь жни, а хочешь куй…

Ещё раз. Некие люди (или, как минимум, один человек) полезли в тотально зараженное радиацией место, отламывали там руками зараженные радиацией металлические прутья конструкций (а это не две минуты дела) — и всё ради хорошей, остроумной шутки. Просто шутки.

Во сколько это шутка обошлась их здоровью — наука умалчивает, но фраза с отломанной буквой висела над мёртвым городом ещё долго (потом её разломали окончательно, а не так давно полностью восстановили).

Говорят, что чувство юмора — единственное, что отличает человека от животного. Не могу не согласится. Двусмысленная шутка в смертельном море радиации — это очень, очень по-человечески.

Юрій Гудименко


Какие-то у вас неправильные подснежники

Тысячи тюльпанов оказались под снегом на самой крупной цветочной ферме в Молдове в селе Бардар (примерно в 180 км от Одессы). В середине апреля там зацвело больше 10 тысяч тюльпанов сразу, а 21 апреля их всех накрыло аномальным апрельским снегом. Тюльпаны на несколько дней превратились в подснежники, создав невероятные пейзажи снега и ярких цветов. Впрочем не стоит печалиться, скорее всего они все выживут, так как эти цветы могут переносить кратковременные похолодания без особого вреда.

Читать дальше


Бетонная cтена для богатых

Ну вот, из первых, как говорицца, уст.

Есть у меня знакомый, который в начале 2000-х приобрёл 6 га на «Рублёвке». Думая, что «жизнь удалась», на 6 га он построил 7 построек, включая банный дом – вы бы видели «эти бани»! Я там бывал. В этих банях не хватало только Юлия Цезаря. Или Калигулы. С конём Инцитатом.

К 2013 году мой знакомый прозрел и захотел «сибаса побыстрей». Благо все его соседи прозрели ещё 24 сентября 2011 года и с тех пор уже «сибались побыстрей». Итак, в 2013 году мой знакомый выставил всю свою фазенду на продажу за 52 миллиона долларов. И даже успел войти в жёсткий торг с потенциальным покупателем, который тогда давал 48 миллионов долларов наличными.

Жаба фраера сгубила, и обе стороны никак не смогли сойтись посередине, на 50 миллионах долларах. Покупатель не захотел уступать, продавец тоже, и мой знакомый не продал это своё хозяйство за 48 миллионов долларов самого настоящего «грина».

Потом последовал крымнаш, санкции, обвал рубля и бетонная стена. Знаете, за сколько он всё это сейчас продаёт и не может продать?

За 12 миллионов долларов. И не может продать. За четверть от того предложения не может продать!

Среди «Большой Четвёрки» фирм – Ernst & Young, PricewaterhouseCoopers, Deloitte и KPMG – есть департаменты «corporate finance». У всех. Они занимаются, в том числе, оценкой частных бизнесов. Типа, малых и средних. Они завалены предложениями о продаже. Покупателей нет. От слова «совсем».

Читать дальше